Версия для слабовидящих transparent_line
Кобринский районный
исполнительный комитет
(
fotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_imagefotogallery_image
Меню
h_line_delimetr
17 сентября 1939 года. Одно событие и не одна история

Меньше месяца осталось до праздника, на который мы сегодня смотрим под особым углом. 17 сентября, известный нам ранее как день воссоединения белорусского народа, в этом году получил статус Дня народного единства. Чтобы понять, чем эта дата значима для белорусов, необходимо обратиться к событиям столетней давности. «За польским часом» – проект, который помогает пролить свет на скрытые страницы истории взаимоотношений Беларуси и стран-соседей.

«Гиена Европы»

Перенесёмся на 100 лет назад, чтобы вспомнить обстоятельства появления Второй Речи Посполитой. Едва это государство появилось на карте, как его лидер Юзеф Пилсудский стал вести политику, направленную на расширение территории своей страны. Напал на разорённую гражданской войной и интервенцией советскую Россию, отхватив на востоке часть её территорий – Западную Украину, Западную Белоруссию, некоторые территории Литвы. Активные действия велись и на западе – на территориях с немецким населением. Затем у Австрии Польша отняла Галицию.

9 октября 1920 года польские войска захватили Вильно и Виленскую область, позже Польша добавила к своим приобретениям и часть земель Чехословакии.

Попытки Лиги Наций повлиять на ситуацию не возымели успеха. На доводы советского правительства, добивавшегося в то время мира с Польшей, команда Пилсудского также не реагировала. Мало того, буквально за день до подписания Рижского мирного договора все польские дипломатические миссии за границей получили указание всячески поддерживать враждебные Советской России элементы среди русских, украинцев, белорусов, жителей Кавказа, показав тем самым, что интересы польского государства простираются далеко за пределы своих границ.

Потерянное двадцатилетие

18 марта 1921 года был подписан Рижский мирный договор, и Польша превратилась почти в империю. Правда, поляки в ней составляли лишь 65% от общей численности населения. Зато армия Польши была одной из самых больших в Европе (насчитывала 700 тыс. человек), и с этим миру уже приходилось считаться.

Несколько слов о «гуманизме» Второй Речи Посполитой к взятым в плен в годы советско-польской войны красноармейцам. По сведениям 2-го (разведывательного) отдела Генштаба польской армии, «в феврале 1919 – октябре 1920 гг. в плен были взяты более 146 тыс. красноармейцев. Судьба десятков тысяч из числа этих людей крайне трагична – они погибли от нечеловеческих условий в концентрационных лагерях режима Пилсудского, появившихся в Европе намного раньше нацистских».

Отношение к военнопленным было чудовищным. Так, к примеру, доблестные польские кавалеристы использовали их как материал для отработки своих знаменитых сабельных ударов: выстраивали пленных красноармейцев по всему огромному кавалерийскому плацу и учились  со всего  плеча на полном скаку «разваливать до пояса» человека. Рубили безоружных и истощенных пленных «с налету, с повороту», нанося страшные раны, оправиться от которых жертве было тяжело, а то и разрубая от плеча до седалища. Гарнизоны польских кавалеристов стояли практически в каждом городишке.

В диссертации магистра исторических наук Богдана Кучика «Социально-политическое развитие Кобринского повета в межвоенный период (1921 – 1939 гг.)» (2016 г.)  читаем о позиции, которой придерживалось  правительство Польши по отношению к населению на присоединённых территориях: «Правительство Пилсудского проводило жесткую политику полонизации. Закрывались православные храмы, украинские и белорусские школы, культурные организации. К середине 1930-х годов 43% белорусов были безграмотными, а студентов-белорусов во всей Польше не насчитывалось и двухсот человек. В докладной записке белостокского воеводы Осташевского в Министерство внутренних дел Польши читаем: «Рано или поздно белорусское население подлежит полонизации. Оно представляет из себя пассивную массу, без широкого народного сознания, без собственных государственных традиций. Желая этот процесс ускорить, мы должны одолеть древнюю белорусскую культуру… В сельских волостях, где живет белорусское население, должна быть, безу-словно, поднята до высшего уровня материальная культура поляков. Это одно из принципиальных условий польской экспансии… Выражаясь кратко, наше отношение к белорусам может быть сформулировано так: мы желаем одного и настойчиво требуем, чтобы это национальное меньшинство думало по-польски – ничего взамен не давать и ничего не делать в ином направлении».

«Крэсам всходним»  pomoc nie jest potrzebna

Но не всё в государственной политике Польши складывалось гладко. Мощь и благополучие Второй Речи Посполитой подрывал мировой экономический кризис 1929–1933 годов. На территории Полесского воеводства, в состав которого входил Кобринский повет, в марте 1934 года число официальных безработных составило более 3,5 тыс. человек. Закрывались предприятия (только в Западной Белоруссии их количество уменьшилось на 41%), снижались объёмы производимой продукции, а сама она хоть и обесценилась, но покупать ее не представлялось возможным по причине отсутствия у крестьянства денег. Уровень жизни в «крэсах всходних»  (Западной Белоруссии – по польской терминологии)  снижался. Так, Полесское воеводство отличалось наименее развитой по сравнению с другими регионами Польской республики сетью путей сообщения (